Монастырь Церкви Востока в Узбекистане – Святая Апостольская Соборная Ассирийская Церковь Востока

Монастырь Церкви Востока в Узбекистане

Археологические раскопки, ведущиеся на протяжении десятков лет в Средней Азии, в том числе Узбекистане, являют миру многочисленные свидетельства присутствия здесь в прошлые века христиан Церкви Востока,

Особый интерес представляет в этом плане район города Ургута в 35 километрах от Самарканда. Здесь находятся найденные археологами остатки несторианской церкви (возможно монастыря), относящегося к  IX веку.

Вид на город Ургут.

Вот что пишет Анвар Ходжаниязов в статье “Несторианский храм (монастырь)”.

“По приезду в Ургут мы направились на поиски развалин древнего несторианского храма. И опять нужно было ехать вверх по Ургутсаю, в сторону Чор Чинора. Ни мой проводник Гулом, ни водитель Шодмалик не знали точного месторасположения этого археологического памятника. А судя по отрывкам из некоторых источников, где-то здесь также нашили и остатки буддийского монастыря. Один из молодых местных жителей все же помог нам найти это место, оказавшееся совсем рядом – где-то в двух километров от Чор-Чинара. Мы проезжали по узким улицам верхнего Ургута, поворачивая то влево, то вправо. Дорога здесь уже местами была грунтовая. И вот в одной из махаллей мы остановились и пошли дальше пешком по пересеченной местности – по тропинке между холмистыми огородами соседних участков. В одном из таких участков, посреди огородов, пустырей и редких домиков находится так называемое Сулеймантепе (Сулаймон-Тепа – холм Сулеймана) – археологические раскопки средневекового несторианского монастыря.

Начиная с VII века в центральных и восточных районах Средней Азии возрастают христианские общины. В период с IV по VIII вв. в Согде, Хорезме, Чаче и Уструшане (часть Джизакской и Сырдарьинской областей, а также северо-запада Таджикистана) выпускаются монеты с изображением несторианского креста. Абу Бакр Наршахи рассказывает о христианском храме в Бухаре, близ ворот Аттарон, на месте которой была возведена мечеть, и которую многие из исследователей связывают с мечетью Калян. Здесь же, в Западном Согде, была найдена серия монет с несторианскими символами. Среднеазиатский историк арабского происхождения Абу Са’д Ас-Самани свидетельствовал, что в Бухаре находилась мечеть Аш-Шам (Сирийская), отождествляемая с мечетью Бану Ханзала, на месте христианской церкви, упоминаемой в X веке. Хотя сама мечеть Бану Ханзала, но некоторым источникам, была основана в VIII веке при завоевании Бухары ибн Кутейбой.

На левобережье Заравшана, в 20 км к юго-востоку от Самарканда, в окрестностях селения Дурмен (Дорман, по другим данным возле селения Пастдаргом) в 1986 году в результате археологических раскопок небольшого холма было обнаружено несторианское погребение. Были найдены различные предметы вооружения, набор инструментов, равноконечный крест из тонкого золотого листа нашитый на одежду, обломок золотой монеты, две серебряные пряжки, зеркало, обломки костяных орнаментированных пластин и многие другие предметы, характеризующее дано погребение как захоронение смешанного типа, где христианизация племени в урочище Дурмен уживались с языческими представлениями.

Интересное описание приводит Абдул Касим Ибн-Хаукаль, рассказывающий о существовавшем здесь еще в X в. христианском селении Вазкерд (Вазд, Вазгерда) в горной местности Шавдар (Савдар, Шавдор), находящимся в 4 фарсах от Самарканда. Арабский географ говорит о прекрасном климате здешних гор, о красивых реках текущих к селениям, о большом улове рыб в запрудах, о здоровом населении и о Церкви расположившейся на горе Шавдар, в кельях которой уединяются приехавшие сюда христиане. Церковь эта, по Ибн-Хаукалю, в которой много также и месопотамских (иранских) христиан, владеет недвижимой собственностью, а место, где она стоит – господствует над большей частью Согда. Описание этой местности, по мнению В.В. Бартольда, как раз соответствует окрестностям современного Ургута. Интересно, не гору ли «Аллаярон», что высится отдельным уступом над Ургутом имел в виду Абдул Касим Ибн-Хаукаль.

Но все же, средневековой христианский храм, упоминаемый Ибн-Хаукалем в селении Вазкерд, был найден украинским археологом и востоковедом Алексеем Викторовичем Савченко во время проведения Восточно-Согдийской археологической экспедиции. Изучая рукописи ибн Хаукаля, А. Савченко пришел к выводу, что в переводах этого труда – «Книге путей и царств» допускалась графическая ошибка в слове Вазкерд (Wzkrd), правильное написание которого – Варкуда (Wrkwd), а это уже прямое арабское произношение слова «Ургут». Такого рода ошибки, касающиеся неизвестных географических названий, могли совершать переписчики – писцы. Арабская графика изобилует диалектическими знаками – точками и запятыми, отделяющими буквы, и стоит только добавить или забыть один такой знак, как слово сразу же принимает другое значение и произношение.

В 1996 году началась эта археологическая экспедиция, но только в 1997 году в местечке Суфиен (Отшельник), находящемся выше Чор-Чинора, этот храм был найден. Искать руины монастыря, основываясь на древнее описание не просто. Приходится внимательно изучать топографию, расспрашивать местное население о названиях и найденных предметах в былые годы. В общем, найти в этом горном заселенном месте древний храм, весьма непросто. Но все же, удача улыбнулась археологам, и случайным образом был найден этот архитектурный комплекс. В местечке Сулейман-тепе (Сулаймон-Тепе), на водоразделе Ургутсая и Кумлоксая, фермерский трактор случайным образом задел край холма, оголив кладку кирпичей. Прибывшие сюда работавшие неподалеку археологи под управлением А. Савченко были приятно удивлены – это было то, что они искали. Название Сулеймантепа произошло от жителя этого места – Сулеймана, который после Второй Мировой Войны построил здесь дом. В память о Сулеймане местные жители и назвали соседний холм «Сулаймонтепа». Раскопки продолжились в 1999 году, в ходе которых было вскрыто несколько помещений. По данным радиоуглеродного анализа керамики, был выявлено время основания монастыря – середина IX века. Позже были найдены некоторые предметы относящиеся к VII в.

Финансовые последствия дефолта 1998 года, позволили продолжить раскопки лишь в 2004 году. В результате было выявлено сооружение из жженого кирпича, ориентированного по сторонам света, типичного для христианских храмов. Были также раскопаны рухнувший арочный свод, а также железный нательный крест, скорее всего церемониальный. В целом, здание типично для караханидской эпохи IX-XI вв. В 2005 году работы были продолжены. Площадь раскопок составила 500 кв.м. Был найден алтарь с криптой (лестница, крытый подземный ход). Над алтарем росла чинара возрастом около 700-800 лет. Именно столько лет назад – в XIII веке при монголах, монастырь и был заброшен. В монастыре был открыт еще один алтарь и два нефа (вытянутое помещение, ограниченное рядом колонн).

Также были найдены керамические сосуды с оттисками христианских крестов, печать мастера-гончара, фрагмент ритуального блюда с оттиском креста, служившего, по-видимому, для подачи просфоры во время причастия. В нише храма была найдена лампада с маслом. В монастыре находилась лечебница, где практиковали хирургические операции. Также был найден 150-ти метровый тоннель, ведущий от горного ручья в монастырские колодцы, глубиной в 13-15 м. Стены монастыря – с двойной кладкой, каждая по 2,5 м в толщине. Такие мощные стены нужны были для защиты от горных селей и оползней. Сохранились фрагменты росписей на стенах внутри здания. Интересен тот факт, что на многих кирпичах виднеются отпечатки следов диких животных. По-видимому, когда строился храм, здесь были дикие места, где жили крупные млекопитающие, оставлявшие ночью следы на сырых кирпичах, сохнувших днем на солнце перед обжигом в печи. В целом здесь наблюдается архитектура сирийского каменного зодчества перенесенного в пахсу. Пол выложен тонкой керамической плиткой, покрытой алебастром.

В настоящее время памятник частично законсервирован. Приехав на место раскопок, я обнаружил здесь следы недавних археологических работ, но заросших уже свежей зеленеющей травой. Немного в стороне были сложены кирпичи. В некоторых местах виднелись остатки кирпичных стен (возможно фундамент монастыря). Глубокий колодец, по всей видимости – вход в крипту, был открыт. На железном согнутом плакате можно было прочитать: «Археологический памятник Сулаймонтепа. Взят под государственную защиту. Посторонним вход воспрещен!”

Читать в другом месте.